Почему происходит отток капитала?

Несмотря на то что чистый отток капитала из России в январе–ноябре 2019 года, по оценке ЦБ, сократился — с $54 млрд до $34 млрд по сравнению с тем же периодом 2018-го, тем не менее отечественная экономика вновь вернулась в режим бегства денег из страны.

Статистика по платежному балансу Банка России за октябрь свидетельствует, что после притока $1,3 млрд в начале осени, затем частный сектор вывел из страны $6,7 млрд.

Капиталы продолжают бежать из России: когда остановится массовый оттокОтток капитала: куда и почему уходят деньги из страны

В целом отток капитала, как и в кризисные годы, приобрел лавинообразный характер (с апреля Россию покинуло более 80% свободной валюты, которая осталась на рынке после расходов на импорт и выплат по налоговым статьям) и начинает напоминать стихийное бедствие, предупредить или остановить которое фактически невозможно.

Причем подобная тенденция продолжается с самого начала рыночных реформ в современной России. Бывший советник президента, а ныне министр Евразийской экономической комиссии Сергей Глазьев не устает напоминать, что за 30 лет из России был выведен $1 трлн. Примерно те же данные у экспертов Bloomberg — $750 млрд.

Анализ профессора МГИМО Валентина Катасонова гораздо жестче: только за последние десять лет из России вывели почти $3 трлн. В любом случае цифры финансовых потерь — просто колоссальные.

По заветам Остапа Бендера

Как говаривал великий комбинатор, если в стране ходят денежные знаки, то должны быть люди, у которых их очень много. Если развить эту мысль Остапа Бендера, то можно предположить, что если деньги покидают страну, то у кого-то их становится все меньше и меньше.

И таких большинство, ведь сбережения вывозят самые богатые или относительно обеспеченные, а количество денег падает у тех, у кого их и так оставалось впритык: ниже черты бедности, как признают в правительстве, уже опустилось порядка 20 млн жителей страны.

Они экономят каждый рубль, просто чтобы найти средства на элементарное пропитание себя, детей и внуков. Согласно математической логике Бендера, коль скоро наличности в стране становится все меньше — значит, в первую очередь страдает именно последняя категория населения.

Если процесс бегства капитала кардинально не переломить, бумажники рядовых россиян продолжат худеть, а в нищете рискуют оказаться даже те, кто сейчас причисляет себя к благополучному среднему классу.

Прежде чем искать виновных в том, что деньги продолжают беспрепятственно покидать родные просторы, стоит предметно разобраться в смысле понятия «отток капитала».

Большинство граждан уверены, что за этим термином скрывается банальное воровство денег олигархами внутри страны, которые затем переводят их за границу, чтобы спрятать от силовиков и налоговиков и больше никогда не возвращать на родину. Доля истины в таком представлении есть, но явно не вся истина.

В учебниках сказано, что чистый отток капитала — это разница между приходом финансовых средств в страну из-за рубежа и объемом их вывода за границу. Вместе с тем не стоит сразу представлять себе процесс перечисления наличных денег на заграничные счета.

В большинстве случаев присвоить своим финансовым средствам зарубежную прописку обеспеченные россияне стараются путем скупки иностранных активов: акций востребованных на бирже компаний, облигаций и иных долговых бумаг.

В этом же ряду — приобретение дорогой недвижимости, драгоценностей, художественных произведений и даже, к примеру, футбольных клубов. Это просто бизнес, и ничего личного.

За счет оттока капитала предприниматели достигают оптимальной фискальной нагрузки и снижают влияние высокой инфляции на свой бизнес. Если в других странах существует более мягкое фискальное законодательство, то вполне разумно сосредоточить там какую-то долю своих активов, чтобы снизить часть издержек.

В III квартале этого года, по данным Федеральной таможенной службы, предприниматели по внешнеторговым контрактам не вернули в Россию 24 млрд рублей, что на 2 млрд больше, чем годом ранее. Разумеется, это миллиарды рублей, а не долларов, но тенденция от этого не меняется: капиталы в нашей стране чувствуют себя неуютно.

Впрочем, деньги выводят не только толстосумы. Бежать в обменники и покупать доллары и евро — излюбленное занятие нашего населения в нестабильные годы. Подобные операции также относятся к движению капитала и формально расцениваются как его отток за границу.

Российская же экономика, как не устают повторять руководители финансового блока правительства, остро нуждается в притоке инвестиций — без них не обеспечить должного экономического роста. Но, увы, вместо притока инвестиций мы имеем бегство капиталов.

Не в пользу бедных

Те же самые руководители финансового блока советуют не бояться опасностей, которые таят в себе последствия оттока капитала. «Мы часто имеем в виду разные вещи. Покупка населением валюты и то, что наши компании держат деньги в долларах в наших банках, только статистически считается как вывоз капитала», — отмечала глава ЦБ Эльвира Набиуллина.

Читайте также:  Как работает паевой инвестиционный фонд?

В ЦБ даже считают, что отток капитала может действовать во благо экономике, а не во вред. Год назад регулятор выпустил видеоролик, в котором говорилось, что такой процесс в структуре платежного баланса страны «может быть и хорошей новостью».

«В этом месяце Федор заработал больше, чем потратил, — его сальдо (разница между доходами и расходами) стало положительным. Часть денег он отнес в банк. Его сальдо стало отрицательным.

Звучит не очень, ведь Федор хорошо потрудился и сэкономил. Но эти деньги ушли из его бюджета во внешний мир — в банк. Такую ситуацию называют оттоком капитала. Как бы странно это ни звучало, отток капитала не говорит о финансовых проблемах», — убеждает видеозапись ЦБ.

На первый взгляд, имеющий сейчас место отток капитала действительно не мешает экономике. Инфляция по итогам года прогнозируется менее 4%, а рост ВВП оценивается экономическими стратегами в 1,5%. С другой стороны, денег в кармане людей не прибавилось.

По словам премьера Дмитрия Медведева, реальные доходы населения по итогам года врастут, но чисто символически — на 0,2–0,3%.

Фактически россияне в массе своей не зарабатывают, а экономят: ограничение себя в чем-то насущном не приумножает доходы, а лишь говорит о сроке, когда доступные средства к существованию подойдут к концу.

Уже сейчас, согласно исследованию РИА «Новости», на пропитание россияне тратят в среднем около трети своего бюджета. Наша страна находится на одном из последних мест в европейском рейтинге по этому показателю.

Хуже обстоят дела только в Болгарии, Северной Македонии, Молдавии, Казахстане и на Украине: у жителей Незалежной на еду уходит ровно половина доходов. Тогда как население Голландии, Великобритании, Ирландии и Финляндии тратит на продукты лишь одну десятую заработка.

«Можно предположить, что даже при незначительном росте доходов россиян расходы на продовольственную корзину продолжат съедать львиную долю средств населения, и их семейное сальдо будет оставаться отрицательным даже без вкладов денег на депозиты», — считает ведущий аналитик FxPro Александр Купцикевич.

Поднебесные стандарты

Единого подходящего всем лекала, по которому можно бороться с оттоком капитала, не существует, так как каждая из стран, столкнувшаяся с бегством в зарубежные «тихие гавани» потенциальных инвестиций, пытается предотвратить такую тенденцию собственными методами — с учетом, так сказать, национальных особенностей.

Китайцам, например, российские проблемы с объемами вывоза капитала из страны покажутся незначительными. В 2015 году отток капитала из КНР составил $1 трлн. По данным Bloomberg Intelligence, тогда Поднебесная потеряла в семь раз больше, нежели годом ранее.

Это связывали с рекордной девальвацией юаня, произошедшей на фоне падения экспорта. Инвесторы сомневались, получат ли китайские денежные знаки статус резервной валюты.

В конце ноября 2015 года МВФ заявил о включении юаней в эту категорию, но все равно в 2017-м отток капитала из Поднебесной составил $725 млрд.

Куба, которая постоянно сталкивается с масштабным обесцениванием национальной валюты, предлагает собственные инструменты борьбы с оттоком капитала с острова. В конце октября этого года в государственных магазинах Гаваны началась торговля импортными товарами за иностранную валюту.

Куба начала принимать около десятка зарубежных денежных знаков, включая американские доллары. До последнего момента кубинцы тратили не менее $2 млрд, покупая дефицитные товары в разных странах.

Для этого им приходилось ездить по всему миру: наибольшим приоритетом пользовались относительно соседние Панама и Гаити, однако зачастую они доезжали и до России.

С началом хождения доллара, как полагают кубинские экономисты, местные торговые сети могут заменить собой заграничные шопинги, что позволит сократить отток твердой валюты из страны, перманентно находящейся в серьезном финансовом кризисе, в том числе в результате многолетней экономической блокады со стороны развитых стран.

Финансового кризиса в России, которая также сталкивается с жестоким прессингом внешнего мира, пока вроде бы нет. Однако рецессия — отсутствие развития — судя по всему, неизбежна.

Ее прогнозируют как министр экономического развития Максим Орешкин, так и глава Счетной палаты Алексей Кудрин. И отток капитала тоже способствует реализации такого сценария: деньги, которые могли бы работать во благо отечественной экономики, делают из нее ноги.

Инвестиции в дефиците

Единственное, чем предлагает утешиться ЦБ, — сегодня из России убегает меньше капиталов, чем вчера. Но, по мнению начальника отдела инвестиций «БКС Брокер» Нарека Авакяна, нынешнее сокращение оттока связано скорее с низкой инвестиционной активностью, нежели с улучшением финансового положения в стране.

Читайте также:  Разбираемся, как работает форекс

«Хотя, конечно, есть и иные факторы: нынешняя низкая доходность на западных рынках и достаточно высокие реальные ставки по рублевым бумагам. Но в целом главный фактор сокращения оттока капитала — слабость инвестиций», — уверен эксперт.

Другими словами, предприниматели оставляют заработанные капиталы за границей не только потому, что опасаются их потерять на родных просторах, но и из-за того, что не понимают, во что вкладывать свои финансы здесь, на родине. В 2018 году инвестиции в основной капитал в нашей стране выросли всего на 4%. Общий объем вложений — менее 18 трлн рублей или всего 17% в структуре ВВП.

Во всех развитых странах обычно эта доля составляет 20–25%, а в Китае показатель инвестиций доходит до 45%. Хотя из Поднебесной ежегодно утекает до $1 трлн, экономика КНР уверенно держится на втором месте в мире после американской, а по некоторым методикам подсчета даже опережает ее.

«Это замкнутый круг, в который попали балансовые валютные потоки России, — констатирует главный экономист ING по России и СНГ Дмитрий Долгин. — Чем больше валюты получает национальная экономика, тем больше ее и покидает страну в результате оттока капиталов.

Практически все финансовые игроки, начиная от частных инвесторов и вплоть до крупных банков и промышленных экспортных компаний, устойчиво предпочитают копить иностранные активы», — отмечает эксперт.

Позаботьтесь о народе

Масштабное бегство капиталов оборачивается инвестиционной «засухой» в экономике, которая для населения оборачивается падением зарплат, потерей рабочих мест, отсутствием перспектив карьерного и финансового роста. Сейчас средняя зарплата в России — всего 42 тыс. рублей.

Но для многих достаток и вдвое меньше считается щедрой наградой, позволяющей прокормить семью. Согласно различным соцопросам, треть доходов россияне тратят на продукты, еще половину многим приходится отдавать по кредитам. Новую одежду и электронику может позволить себе лишь каждый десятый.

«Борьбу с оттоком капитала стоит ставить в авангард экономического развития, а хвастаться ростом доходов населения впервые за последние 5 лет довольно цинично, — резюмирует Купцикевич. — Привлекательные условия инвестиционной деятельности обеспечат простых людей надежной работой и достойными деньгами».

То, что в 2019 году чистый отток капитала частного сектора снизился, — не заслуга чиновников, уверен глава аналитического департамента AMarkets Артем Деев. «Доходы как государства, так и бизнеса упали, — рассуждает эксперт.

— На цифры оказал влияние внутренний спрос, который по сравнению с 2018 годом значительно сократился. В следующем году вывод капитала из страны продолжится. Цифры не будут шокирующими. Однако это не является свидетельством, что бизнесменам стало в России комфортнее.

Просто экономическая база в стране сжимается, и у бизнеса все меньше возможностей получить прибыль». С ним согласен экс-замглавы Минэкономразвития Андрей Клепач, который уверен, что экономический рост невозможен без роста доходов граждан.

«Я не знаю примеров, когда страна могла бы демонстрировать высокие темпы роста при отсутствии доходов простого населения. У нас нет ни такой демографии, ни такого технологического импульса, как в США и Китае, способные обратить отток капитала в противоположную сторону», — говорит он.

А это значит, что бегство капиталов из России продолжится и дальше — по крайней мере, в 2020 году точно, да и в последующем ЦБ не прогнозирует смены этого тренда. На кону — новые финансовые потери страны и ее граждан, которые грозят сложиться в новые триллионы «по Глазьеву» или «по Касатонову».

Источник: https://www.mk.ru/economics/2019/12/25/kapitaly-prodolzhayut-bezhat-iz-rossii-kogda-ostanovitsya-massovyy-ottok.html

​Отток капитала растет: хорошо это или плохо?

Отток капитала: куда и почему уходят деньги из страны

Разговоры о том, что в этом году отток капитала из России вырастет, велись еще с января. Например, по прогнозам заместителя председателя Внешэкономбанка Андрея Клепача, под конец 2017 года он может составить 30—40 млрд долларов.

Не прошло и полгода, как этот прогноз подтвердил ЦБ РФ, сначала распространив информацию о том, что общий отток может составить 37 млрд долларов, потом поправившись — 19 млрд. Цифры эти, конечно, немалые, если учитывать, что в 2016 году, по данным того же ЦБ, отток составил 15,4 млрд долларов.

Все экономисты тогда дружно решили, что главная причина снижения общего оттока капитала по сравнению с 2015 годом (в 3,7 раза) такова: из страны просто нечему утекать. Снижение денежной массы и низкая инфляция являются лучшим средством препятствия бегству денег из России.

Читайте также:  Что делать, если звонят коллекторы?

Прямые инвестиции в российскую экономику, по словам президента РФ Владимир Путина, составили 7 млрд долларов за I квартал 2017 года.

Это хотя и лучше любого из кварталов за последние три года, все же не слишком впечатляет (скажем, Казахстан за I квартал привлек 13,9 млрд долларов). Отчего же вырос отток капитала, а главное — что от его роста изменится? Рост оттока капитала совсем не означает уменьшение количества денег в стране.

Как известно, отток капитала бывает портфельным, то есть из фондов, инвестирующих в Россию, а бывает совокупным. Портфельный отток капитала считается Emerging Portfolio Fund Research (EPRF), и к последнему понедельнику июня он вырос до рекордных 1,6 млрд долларов.

Новость эта наделала немало шума, хотя ничего драматичного в ней нет: механизм carry trade действительно перестает быть интересным для западных инвесторов, так как курс российской валюты падает. Если до марта деньги перетекали из ОФЗ в российские акции, то теперь начался обратный процесс.

Цены на нефть снижаются, энергетические компании — наиболее популярные среди фондов, инвестирующих в Россию, также известных как Russia-dedicated funds, — становятся менее привлекательными.

Среди всех российских компаний последние три недели неплохо выглядели только телекоммуникационные, и то — на ожиданиях того, что исполнение знаменитого «закона Яровой» может быть отложено.

Весенний оптимизм, связанный со стабильными ценами на нефть и ростом портфельных инвестиций, уже к началу лета оказался кратковременным эффектом: по факту, новых инвесторов в российские акции фактически не пришло, приток инвестиций в российские акции больше походил на перекладывание денег из кармана в карман.

А вот совокупный отток капитала — то есть продажа бизнеса и перевод денег за рубеж, покупки товаров и услуг за рубежом, зарубежные инвестиции российских компаний и многое-многое другое — действительно с января по май составил 22,4 млрд долларов.

И динамика, по всей видимости, сохранится до осени. Если сравнивать эти цифры с прошлогодними, это много. Если же, скажем, с 2007 годом, когда месячный отток капитала, в том числе и спекулятивного, в 8 млрд долларов считался небольшим, то это совсем немного.

Конечно, цены на нефть тогда составляли от 80 до 100 долларов за баррель, однако средневзвешенная недельная волатильность этих цен составляла те же самые 3%, как и сейчас при цене 47—50 долларов за баррель в последний месяц.

Идем дальше: в 2012 году отток капитала составил 54,6 млрд долларов (правда, порядка 25 млрд, по информации ЦБ, было выведено незаконно, но факт остается фактом — капитал покинул страну), и тогда эта цифра считалась если не успехом, то очень неплохим результатом.

Средневзвешенная стоимость нефти составила порядка 92 долларов за баррель, недельная волатильность — в районе 3%. Сейчас же отток капитала в 40 млрд, по словам представителей ЦБ, считается если не крахом, то, по крайней мере, существенным ударом по экономике.

Вместе с тем, каковы бы ни были формальные факторы снижения или роста цен на нефть, спекулятивная составляющая в ценообразовании эталонной марки Brent как была, так и осталась достаточно высокой.

Просто сейчас при установлении цен импортеры ориентируются на американские нефтяные фьючерсы больше, чем когда-либо. Другими словами, международные инвесторы как использовали бумаги нефтяных компаний в качестве спекулятивных вложений, так и используют.

Однако реакция фондов, инвестирующих в Россию, а также российских финансовых властей на рост вывоза капитала из РФ наводит на мысль, что, несмотря на все уверения правительства, что несырьевой экспорт в 2017 году достиг 60%, главным источником денег в стране по-прежнему является нефть.

То есть, с одной стороны, нефть перестала быть драйвером экономического роста еще в 2012 году. С другой — снижение цен на нефть почему-то делает российскую экономику уязвимой перед оттоком капитала.

К слову, за последний месяц в росте потеряли индексы фактически всех развивающихся рынков (в лидерах, как ни странно, Китай и Бразилия). Решение ФРС поднять базовую ставку до 0,75—1% болезненно отразилось на валютах всех стран БРИКС (самый устойчивый — юань, самое большое падение продемонстрировал южноафриканский ранд).

Общий тренд к росту сменился возвращением к стагнации, потому капитал и побежал. Но если отток капитала в 40 млрд долларов в год для России считается большим — это плохо. Впрочем, если бы он остался в районе 15 млрд долларов, полагаю, было бы еще хуже — косвенно это означает стагнацию капитала. У простого обывателя шансов заметить увеличившийся отток капитала фактически нет.

Источник: https://www.banki.ru/news/columnists/?id=9864042

Ссылка на основную публикацию